В пятницу, 23 января, в одной из официальных газет региона объявили об открытии передвижных пунктов горячего питания. Я решил отправиться в самый удаленный — поселок Зубчаниновка, Кировский район.

Ничем не примечательный двухэтажный домик с участком. Плюс небольшое одноэтажное строение. С виду никак не скажешь, что здесь могут принимать бездомных. Никаких опознавательных знаков, указателей и так далее — выносных штендеров с призывами: зайди, погрейся.

Нажимаю кнопку «Call», прикреплённую к металлической двери. Представляюсь. Из небольшого динамика доносится: «Ух, ты! Сейчас открою». Через несколько секунд иду по участку, мне навстречу выбегает девушка и спешит познакомить с директором.

«Анна Вячеславовна Дорофеева» – представляется руководитель и приглашает в свой кабинет.

Первым делом спрашиваю, почему «пункт» размещается в частном доме.

«Нам удобно, чтобы люди, приходя сюда, имели возможность не только поесть, но и помыться», — говорит директор.

Оказывается, в остальных открывшихся «пунктах» бездомные не имеют возможности принять душ. А здесь, на Краснопресненской, возле дома, где проживают гости, стоит небольшая баня.

«В субботу пришли пять человек. Есть те, кому совсем негде жить. Других, например, родственники выгнали из дома и не пускают обратно. Хотя у них на руках и прописка, и регистрация», – объясняет Анна.

Продолжает: «Чтобы бездомные рассказали о себе, нужно много времени. Обычно такие люди при первой встречи не открываются. Это даже некорректно. Человек пришёл, поел, искупался, а ты ему сразу в душу лезешь».

Сейчас в «пункте» постоянно живёт тётя Таня. Была преподавателем французского языка. Жила в трёхкомнатной квартире с двумя взрослыми сыновьями. Разменяла свою квартиру, чтобы каждому сыну по жилплощади. А сынишки выгнали свою маму на улицу. Пожилая женщина стала бездомной.

«Мы её взяли без документов абсолютно. В скором времени смогли все бумаги восстановить. Какое-то время помогали снимать жильё. Но на одну пенсию в России существовать трудно. Мы предлагали подать на алименты на детей. Она отказалась. Несмотря ни на что, любит своих сыновей. Предпочла остаться у нас. Мы, конечно же, не против», — говорит Анна.

Женщины в берлоге
Деньги на помощь бездомным поступают либо бюджетные, либо пожертвование от частных лиц и организаций. С местной столовой заключен договор на приготовление еды. Сотрудники «пункта» забирают готовые продукты и раздают их обратившимся.

Прошу провести небольшую экскурсию. Мы с Анной выходим из её кабинета, проходим через гараж, затем поднимаемся по железной лестнице на второй этаж – в комнату, где живут гости.

Здесь несколько двуспальных кроватей. Все заняты.

бездомные1
«Вообще, редко кто просит приюта. Многие хотят, чтобы им помогли найти комнату где-нибудь в городе за небольшие деньги», — комментирует Анна.

Всем посетителям предлагается пройти флюорографию в противотуберкулёзном диспансере. Медицинское заключение о состоянии здоровья нужно для последующего оформления на работу.

Но бывает по-разному: «Мы подходили к двум женщинам на улице. Жили они в сугробе. В большой горе снега они сделали себе берлоги. Разложили там свои вещи. Устроились, в общем. Когда мы предложили им еду, они отказались. Сказали, что наша помощь им не нужна. Они сами могут себя прокормить», — рассказывает директор.

По словам Дорофеевой бездомные не считают себя асоциальными элементами. Они уверены, что имеют полноценное место в обществе. Они просто живут. Но по-другому.

Володя
Девиз организации: «Мы помогаем тем, кто хочет жить». В «пункт» приезжает психолог. Он долгое время беседует с бездомными. Поняв, что сам человек хочет изменить свою жизнь, сотрудники «пункта» делают всё возможное, чтобы помочь в его начинании.

Мы проходим в баню. Здесь натоплено. Дрова колет Володя, из местных. Он раньше много пил. Теперь живёт здесь, много помогает по хозяйству.

Володя берёт охапку дров в руки, поднимает глаза. Тихо говорит: «Добрый день».
бездомные 2

Андрей
Мы возвращается в кабинет директора. Анна объясняет мне правила проживания здесь. В «пункте» нельзя пить, курить, материться. За нарушение – выселение. Однако каждый вправе уйти в любое время, когда ему заблагорассудится. К слову, есть ещё одно, главное, правило – все бездомные, проживающие здесь, находятся на самообслуживании. Одежду, хозтовары и всё, что нужно для жизни, они должны покупать сами.

Не стоит думать, что все, кто приходит сюда, рвутся построить свою жизнь наново. Многие ходят в «пункт» просто поесть.

Но директор верит в хорошее: «Любой бездомный – это потенциальный гражданин полноценного общества». Одно только желание может изменить всю жизнь человека. Главное, чтобы желание это было сильным. «У нас здесь и семьи создавались. И некоторые бывшие проживающие сегодня имеют хорошую работу, свой дом и семью», – говорит директор.

Вот в гараже ремонтирует автомобиль Андрей. В 90-е они с братом лишились квартиры из-за махинаций «чёрных риелторов». Долгое время жили на улице. Здесь Андрей уже два года. Первые полгода сидел один, не разговаривал ни с кем. Потом адаптировался, устроился официально на работу – на стройку. Недавно приобрёл машину. Подержанную, но зато есть, к чему приложить руки.

График работы пунктов горячего питания:
ул. Ташкентская, 92 по понедельникам, 12 часов дня
ул. Неверова, 39а по вторникам и четвергам, 12 часов дня
пр-т Металлургов по пятницам, 12 часов дня

Пункт на Краснопресненской работает каждый выходные, с трёх часов дня до восьми вечера. Кроме горячей еды там можно помыться и переночевать.
Ссылка на источник